Возврат контроля над компанией, утраченного в ходе рейдерского захвата

С чего всё началось.

Жила-была на свете компания. У компании был интересный международный бизнес: компания проектировала, производила, поставляла и монтировала по всему миру крутейшие скалодромы. И входила в топ-сколько-то-там крупнейших в мире производителей скалодромов.
Головная структура и производство у компании находились в Болгарии. А бизнес в разных странах мира был организован по-разному в зависимости от особенностей внутреннего законодательства. Деятельность в России была организована через российскую ООО-шку, в которой стопроцентным учредителем и директором был человек, абсолютно доверенный для конечных бенефициаров всего этого большого международного бизнеса. Учредитель и директор этой российской компании (назовём его Владимир) был не какой-нибудь там номинал, а очень дельный менеджер. И, даже будучи гражданином Болгарии, проживая там на постоянной основе, был в курсе всех процессов в российской компании, много времени проводил в России, чтобы проверить, как идут дела, раздать сотрудникам ценных указаний и наведаться в банк, где обслуживался расчетный счёт.

Что было дальше.

В один прекрасный сентябрьский день 2017 года нашему Владимиру поступает звонок из банка: «Владимир, тут такое дело. Пришёл некий джентльмен, совсем не похожий на вас. Представляется новым директором вашей компании. Даже показывает соответствующие документы за вашей подписью. И, кстати, просит все деньги с вашего расчётного счета перевести на расчётный счёт другой компании. Вы в курсе ситуации? Или как???».
Наш с вами Владимир, разумеется, «или как?». К счастью, банк быстренько понял ситуацию и заблокировал расходные операции по счёту. Так что по части вывода денег из компании у злодеев ничего не вышло


Кстати,
если хотите счёт в банке с внимательными сотрудниками, бьющими тревогу, когда за вашими деньгами приходит неизвестный подозрительный персонаж –
выбирайте «Альфа-Банк».
Это была рекламная интеграция, за которую нам не заплатят ни копейки )))


Владимир быстренько ныряет с телефона на сайт ФНС России, смотрит там онлайн-выписку по своей компании и видит, что он там больше не директор. А его доля в уставном капитале сократилась со 100% до 10%.
Проходит некоторое время. Проблема Владимира становится нашей проблемой.
Мы едем в налоговую инспекцию (не районную, а ответственную за регистрационные действия – в Москве это МИ ФНС №46), ругаемся с сотрудниками, добиваемся, чтобы нам показали документы.
Смотрим и видим: оказывается, что у налоговой имеется решение за подписью «нашего с вами Владимира». Согласно этому документу «наш с вами Владимир» принимает в состав учредителей своего юрлица некоего гражданина Х. Причём у гражданина Х доля в юрлице вдруг резко вырастает до 90% за счет внесения большого вклада в уставный капитал, а у нашего с вами Владимира – соответственно, снижается до 10%. И в качестве вишенки на торте: подпись «нашего с вами Владимира» в этом решении «удостоверена» подписью и печатью «нотариуса» (который, кстати, находится в другом субъекте Российской Федерации). В ЕГРЮЛ внесена соответствующая запись.
Затем происходят события, о которых мы уже знаем: гражданин Х на правах «главного собственника» юрлица с долей в 90% смещает «нашего с вами Владимира» с позиции директора компании и назначает директором себя (о чём в ЕГРЮЛ внесена ещё одна запись). Потом идёт в банк с просьбой перевести все деньги со счёта компании на счёт другой компании. И Владимиру поступает тот самый звонок из банка.
Таким образом, юридически имеем следующее: настоящий собственник компании в своей компании больше не директор и не может подписывать никаких документов от имени компании. И сделать себя обратно директором тоже не может, т.к. у него всего 10% голосов на общем собрании.
И тут, собственно, начинается сам кейс.

Как решалась проблема.

«Бизнес украден! Нужно срочно придумать, как вернуть его назад!» – здравая, вроде бы, мысль. Но…
Если мыслить категориями бизнеса, то получается чуть иначе: «Бизнес украден. А мы с вами живём в России. Правоохранительные органы по части экономической и юридической безопасности бизнеса здесь абсолютно беззубы. Поэтому возврат украденного бизнеса в России – это что? Это суд. С экспертизами, непрогнозируемыми сроками и перспективами. Так что нужно срочно придумать, как максимально быстро возобновить международный бизнес в России с минимальными потерями».
Кстати, в полицию мы всё равно обратились на всякий случай. Но за полной несостоятельностью полицейских в этом вопросе данный путь решения проблемы в кейсе даже не затрагиваем. Поэтому:

ШАГ №1. Восстановление стабильной работы бизнеса.

Выручку от бизнеса нужно срочно перевести на новую структуру.
Поэтому срочно регистрируем новое юридическое лицо. Уведомляем всех партнёров, что теперь деятельность ведётся исключительно через новое юридическое лицо. Важно: ссылаемся на то, что бизнес переживает реструктуризацию. Не говорить же, что бизнес в России просто «отрейдили». Это будет большой удар по репутации. Проверено опытным путём: европейские партнёры не верят, что какой-то персонаж может вот так запросто подделать подписи собственников бизнеса и нотариуса и перерегистрировать бизнес на себя. Там такое – нонсенс. И аргумент из разряда «это же Россия, здесь возможно всё» тоже не сработает. Да и российским партнёрам тоже о таком знать не обязательно.
Поэтому – мягкий и дипломатичный перевод выручки на новое юрлицо.
Сделано.
Вот теперь – да. Начинаем думать о возврате контроля над захваченной компанией


«А зачем возвращать прежнюю захваченную компанию, если уже создана новая, на которую переведена выручка?»
Логичный вопрос.
Ну, во-первых, не забываем, что на расчётном счёте у вас «зависла» кругленькая сумма денег. Она у вас вне оборота. И вы не можете воспользоваться этими деньгами, т.к. вы больше не директор. Банк уже прекрасно понял, что произошло. И полностью на вашей стороне. Но чтобы вернуть вам доступ к деньгам, банку нужно какое-то документальное подтверждение, что сыр-бор вокруг прав на компанию разрешился в правовой плоскости.
Кроме того, не имея права подписи и нормального доступа к расчётному счету, вам сложно исполнять обязательства, которые возникли до захвата компании. Например, по итогам года у компании вырисовывается хорошая прибыль, и хотелось бы заплатить себе дивиденды. А ещё рассчитаться с бюджетом по налогам и взносам. Гражданин Х вам дивидендов точно не заплатит. И налоги не погасит. Его отблагодарили в жидкой валюте за готовность стать номинальным директором вашей компании. У него и без вас всё хорошо.
Ещё момент: представьте себе, что гражданин Х начинает набирать обязательства на вашу бывшую компанию (в которой вы пока ещё юридически являетесь соучредителем) – берёт кредиты, раздаёт поручительства, предоставляет залоги и т.п. Компанию вы себе рано или поздно вернёте, чтобы забрать деньги со счёта. Но отвечать по чужим обязательствам, созданным «задним числом», – довольно неприятно, правда? Плюс ещё и риск понести субсидиарную ответственность по долгам компании.
Кроме того, в компании практически одновременно сменился состав учредителей и появился «массовый» директор. А после этого компания практически перестала подавать признаки жизни (потому что настоящий менеджмент утратил над ней контроль). Ничего не напоминает? Правильно, очень похоже на альтернативную ликвидацию («слив» компании). А за такие дела нынче ответственность – вплоть до уголовной.

Так что юридическое признание факта рейдерского захвата и отмена его последствий необходимы в любом случае.


ШАГ №2. Сбор доказательств.

Первое.

Будьте готовы к тому, что налоговая инспекция не даст вам копии поддельных документов, на основании которых бизнес был перерегистрирован на другого человека. Вам скажут что-то вроде: «Мы вообще-то не должны никому ничего показывать. А вам показываем, потому что вы слишком настырные. Но никаких копий и фото».
Поэтому эти документы придется истребовать через суд.

Второе.

Заявление в полицию по факту захвата бизнеса. Мы уже говорили, что затея бесполезная. В нашем случае прошёл год. Уже вынесено решение суда. А работа полиции за всё это время ограничилась двумя процессуальными действиями: возбуждение уголовного дела и приостановление следствия за неустановлением личности злодея.
Однако игнорировать нельзя ни одну возможность. Вдруг кому-то с полицией всё-таки повезёт. Так что заявление в полицию всё же пишем.

Третье (важное).

Запрос в нотариальную палату субъекта с вопросом, а совершал ли соответствующий нотариус соответствующее нотариальное действие.



Лайфхак для юристов:

запрос направляем в два адреса – в саму нотариальную палату, а ещё в Управление Минюста по субъекту. Зачем? Нотариальная палата не обязана рассказывать вам о деятельности своих нотариусов. И на запрос, адресованный в палату, в нашем случае ответом была бестолковая отписка. Зато Минюст это же самое обращение перенаправил в ту же самую нотариальную палату, но уже с предписанием дать заявителю ответ по существу. А Минюсту нотариальные палаты пока что еще подчиняются.
Дожидаться ответов на все эти запросы, чтобы приложить их к иску в суд, нет никакого резона. Ждать можно долго. А запускать судебную процедуру надо как можно быстрее. К тому же, к дате первого заседания какие-то ответы уже и подоспеют.


ШАГ №3. Судебный иск


Информация для юристов или дотошных.

Подведомственность и подсудность спора: арбитражный суд по месту регистрации захваченной компании.
Исковые требования:
первое и главное – о признании недействительными решений о включении нового соучредителя в состав юрлица, и о назначении его директором;
второе – о признании недействительными решений налоговой инспекции, оформленных соответствующими записями в ЕГРЮЛ.
Надлежащий истец – «настоящий» учредитель и директор угнанной ООО-шки (как физическое лицо).
И самое забавное: надлежащие ответчики – само захваченное юридическое лицо и налоговая инспекция, отвечающая за регистрационные действия.
А гражданин Х в таком деле будет иметь процессуальный статус всего лишь третьего лица.
Лайфхак для юристов:
вместе с исковым заявлением подаем заявление о принятии обеспечительных мер: просим суд запретить налоговой инспекции регистрировать различные изменения по захваченной компании (адрес, новая редакции устава, новый состав участников, новый директор и т.п.). Это ещё одно действие, которое вряд ли будет результативным. Но делаем мы это не для результата, а для ускорения процедуры: иск с обеспечительными мерами принимается к производству суда ощутимо быстрее, чем иск без обеспечительных мер. Цена вопроса – 3 000 р.


ШАГ №4. Рассмотрение дела в суде.

1. На этапе подготовки дела к рассмотрению просим суд истребовать у налоговой инспекции то самое решение, в котором стоят поддельные подписи нотариуса и настоящих собственников бизнеса. Подлинник. Это для того, чтобы в деле был объект для экспертного исследования. Здесь ещё не помешает попросить суд признать обязательной явку представителя налоговой инспекции. А то они любят направить в суд письменные возражения и забить на дело.

2. Когда в материалы дела из налоговой инспекции поступает поддельное решение, ходатайствуем о назначении экспертизы подписи. Суд назначает экспертизу и приостанавливает производство по делу до поступления экспертного заключения.

3. После поступления экспертного заключения едем в суд, знакомимся с выводами эксперта и видим, что эксперт не смог дать ответ по существу поставленных судом вопросов. Такой исход очень вероятен, и вот почему:


РУБРИКА «НЕВЕРОЯТНО, НО ФАКТ»:
Если хотите подделать чью-то подпись, но не хотите, чтобы вас на этом поймали – расписывайтесь крестиком. Или рисуйте подпись, визуально НЕпохожую на оригинал. В этой ситуации эксперт не сможет дать заключение, настоящая подпись или поддельная.
Оказывается, по официальной методике при сравнении подписей эксперт сначала смотрит, насколько подписи сопоставимы между собой по графическим элементам. И если подписи несопоставимы (непохожи), то методика запрещает давать заключение. Люди, профессионально занимающиеся угоном бизнесов (и всякой разной деятельностью, связанной с подделкой подписей), знают об этой особенности экспертной методики. И поэтому не пытаются копировать подписи, а просто рисуют какую-то условную придуманную подпись. Поэтому будьте готовы к тому, что эксперт может не ответить на поставленные вопросы.
Теперь вопрос: зачем тогда вообще назначать экспертизу?
Ответ: во-первых, несмотря на отсутствие необходимого нам вывода, в описательной части заключения эксперт всё равно подробно сравнивает графический состав подписей (чтобы указать на их несопоставимость), и показывает, что они всё-таки разные по составу графических элементов. Во-вторых, это повод в дальнейшем допросить эксперта в судебном заседании, чтобы эксперт рассказал суду об этой забавной особенности экспертной методики, которой пользуются злоумышленники.


4. К этому моменту (а это уже третье-четвёртое судебное заседание), вы, скорее всего, уже получили ответ нотариальной палаты, в котором написано, что нотариус, «удостоверивший» подпись в поддельном решении, ничего подобного не делал. Приобщаем к материалам дела.
И ещё момент, который лежит на поверхности, но может остаться незамеченным.

5. Руководители бизнеса склонны довольно много кататься по свету. А наш директор – так и вообще иностранец. Проверяем по паспорту нашего настоящего директора даты въезда в Россию и выезда из России. И бинго: видим, что в даты, когда он «подписывал» поддельное решение и «ходил к нотариусу» заверить свою подпись, его вообще не было в стране.
Приобщаем в дело копию паспорта с отметками о пересечении границы.
Здесь ещё одна тонкость для юристов: паспортов у одного человека теоретически может быть несколько. Это не такая частая ситуация. Но суд может вас спросить: «Откуда суду знать, что директор не въезжал в Россию по другому паспорту?». Поэтому запрашиваем в органах, выдающих паспорта, справку обо всех паспортах, выданных нашему директору, и об их текущем статусе. В нашем случае – это Министерство внутренних дел Болгарии. Поэтому после получения этой справки делаем ее нотариальный перевод. И в таком виде приобщаем к материалам дела.

В общем, по части судебного спора на этом всё. В стадии судебных прений делаем глаза кота из «Шрека», просим суд вынести законное, обоснованное, справедливое, гуманное и т.д. и т.п. решение.

6. Суд выносит решение: признает недействительными поддельные документы и соответствующие записи в ЕГРЮЛ.

ШАГ №5. Технический.

На основании вынесенного решения суда в ЕГРЮЛ вносится хорошая запись о признании оспоренных (плохих) записей недействительными. Настоящий директор и учредитель снова становится директором и учредителем. Со всеми вытекающими. А карета гражданина Х превращается в тыкву.

Справедливость восторжествовала.

Всё!

Желаем здоровья Вам и Вашему бизнесу!